По словам ученых, представители интеллектуальных профессий в целом имеют более высокую среднюю продолжительность жизни и более низкую вероятность преждевременной смерти.

«На индивидуальное старение влияют и страны проживания, и профессиональная деятельность. Субъективное психологическое старение больше зависит от страны проживания, а биологическое — от профессиональной деятельности и других объективных факторов», — прокомментировала профессор кафедры научных основ экстремальной психологии факультета экстремальной психологии МГППУ Татьяна Березина.

Ученые обратили внимание на динамику субъективного и объективного компонентов биологического возраста, именно по этому показателю выявлены самые большие различия между представителями исследовательского типа профессий в России и в Евросоюзе.

«В качестве субъективного рассматривалась самооценка заболеваний, а объективного — время статической балансировки (стойка на левой ноге без обуви с закрытыми глазами, правая нога поднята и согнута в колене, руки расположены вдоль туловища. Например, для 40 лет норма времени балансировки — 20 секунд. — Прим. ред.). Объективный показатель здоровья россиян и мигрантов не различается, а вот по субъективной оценке заболеваний различия максимальны: мигранты считают себя более здоровыми. Это подтверждается также динамикой субъективного психологического возраста», — отметила Березина.

По ее словам, изменение психологических установок, ориентация на окружающую, отличную от России среду, приводят к тому, что исследователи-мигранты начинают считать себя более молодыми — больше заботиться о своем здоровье и оценивать его выше. Однако объективные показатели здоровья у них могут быть не так хороши, как у коренных европейцев, и, возможно, вероятность более долгой продолжительности жизни у них ниже.

«Также у россиян присутствует пенсионный стресс: и у мужчин, и у женщин в период 51-65 лет начинают ухудшаться биологические характеристики здоровья, что ведет к ускоренному старению организма, до и после этого возрастного промежутка ускоренного старения не наблюдается. У россиян — мигрантов в страны ЕС пенсионного стресса, влияющего на индивидуальное старение организма, не обнаружено», — отметила Березина.

По ее словам, существуют различия и в динамике психологического старения. Россияне (до 65 лет) оценивают свой субъективный возраст как примерно равный календарному или чуть выше, а мигранты — ниже: женщины 51-65 лет оценивают свой возраст ниже календарного на десять лет, а мужчины — на 20 лет.

Среди общих тенденций исследователи отметили, что мужчины стареют быстрее женщин и биологически, и психологически — как в России, так и в Евросоюзе. Также и мужчины, и женщины до 35 лет преувеличивают свой психологический возраст относительно календарного, а после 65 — преуменьшают.

В исследовании авторы использовали методы оценки биологического возраста по показателям здоровья, субъективного психологического возраста, а также ряд индексов. Результаты позволяют предположить, что разница в динамике относительного старения у представителей исследовательского типа профессий объясняется не столько биологическими, сколько психологическими факторами, отметили ученые.

Работа выполнена при поддержке Российского научного фонда (проект № 19-18-00058).