САМОЕ ДОРОГОЕ

автор Инна Подзорова, источник https://ridero.ru/books/vremya_utekaet/

фантастический рассказ

Коробов сидел на кровати, сложив ноги по-турецки, и покачивался вперёд-назад. Глеб уже третий день пытался растормошить его, но это, разумеется, было бесполезно. Первая любовь ведь.

— Ты что-нибудь сегодня ел хотя бы? — спросил Глеб.

— А смысл? Чтобы что? — ответил Коробов.

— Чтобы жить, например.

— А смысл? Повторяю тебе: какой смысл?

— Ты серьёзно так по ней убиваешься? Ну было и было. Я тебе с самого начала говорил, что она какая-то странная. Так бывает, у меня с первой тоже не сложилось. Ну и что?

— А ты свою с моей не сравнивай, — буркнул Коробов и лёг, отвернувшись к стене.

Глеб ушёл. В общежитии пахло чем-то приторным.

Через неделю состояние Коробова почти не изменилось, хотя есть он всё-таки начал. Глеб, будучи бедным студентом, не мог предложить Коробову квалифицированную психологическую помощь, но смог привести к нему Лену, которая как раз училась на психолога. Думал, что если не помогут её навыки, то он как минимум отвлечётся от самокопания.

— Давай начнём с самого начала. За что именно ты так сильно ценил Олю? Ты можешь сформулировать, из-за чего именно тебе так больно?

Этот вопрос поставил Коробова в тупик. Помолчав минуты три, он ответил:

— Потому что у меня ничего больше и нет. Ну, в жизни. Друзей со школы и то не осталось. Родители далеко, да и не сильно что-то они обо мне беспокоятся. Оля… она заполняла собой всё. Как целая вселенная в одном маленьком человечке. А потом взяла и разрушила всё. Устала нянчиться со мной, видите ли.

Лена, мысленно согласившись с Олей, продолжила:

— Хорошо. Но ведь до Оли ты чем-то интересовался, верно? Учёбой, например. Или, может, что-то читал. Или творчеством каким-нибудь занимался.

— У меня руки-крюки, чтобы творчеством заниматься, — усмехнулся Коробов. — Про учёбу даже не напоминай. Меня такими темпами отчислят… А вот чтение…

Неожиданно Лена отметила, что у Коробова загорелись глаза. Кажется, она нащупала что-то важное.

— А вот чтение, — продолжил Коробов, — это да. Помню, я как-то погряз в одной книге… Там рассказывалось о проблеме вечной жизни. Мне там особенно понравилась теория о том, что в далёком будущем можно будет переносить наше сознание на искусственный носитель. И жить вечно. Только вот…

— Что, Олег?

— Только вот это всё имело смысл раньше, понимаешь. До Оли. А сейчас мне эта вечность, прости, до одного места. Я не знаю, как мне дальше быть, а ты тут про книги эти…

Выйдя из общежития, Лена позвонила Егору.

— Короче, я знаю, кто ему нужен. Покачалова.

— Это та сумасшедшая, что ли?! Зачем? — спросил Егор с явным недовольством.

— Меньше вопросов задавай. Только достань мне её, пожалуйста.

Антонина Сергеевна Покачалова и правда слыла городской сумасшедшей. Но она была таковой лишь для тех, кто не знал её по-настоящему. Антонина Сергеевна мечтала о возможности переноса сознания в компьютер. И однажды — смогла. Правда, сначала это был червь, число нейронных связей которого невозможно сравнивать с человеческим. Но она не сдалась. К восьмидесяти годам она разработала технологию, позволяющую перенести сознание мыши в электронную форму. Принцип переноса был на удивление прост: считанная специальным устройством информация разделялась на несколько сотен частей и вносилась в базу данных. Кроме того, существовал отдельный документ, сохранявший информацию о делении на фрагменты и позволявший соединить их в единое целое без потерь.

Конечно, Антонина Сергеевна работала не одна — правда, остальные учёные, к сожалению, не дожили до наших дней. У неё был ученик, которому она планировала передать накопленные знания, поскольку видела в нём потенциал. А этот самый ученик, Кеша Степанов, когда-то учился в одной школе с Леной. Вот она, судьба.

— Антонина Сергеевна почти не ходит. Ей очень больно стало ходить сейчас. Если Лена так сильно хочет с ней встретиться — пусть приходит. Только предупреди меня заранее, я предупрежу Покачалову и вас проведу, — ответил Кеша на странное предложение Егора.

Встреча состоялась. Олег, замерев, не готов был пропустить ни единого слова из уст этой женщины. Несмотря на преклонный возраст, говорила Антонина Сергеевна прекрасно, да и вставная челюсть помогала формировать звуки правильно. Самым удивительным было то, что он ей поверил. Поверил в то, что казалось ему совершенно фантастическим.

Из универа Коробова всё-таки отчислили, в армию он был не годен, а посему главным его занятием стало усовершенствование технологии учёных, в том числе и Антонины Сергеевны. Разумеется, Кеша значительно превосходил его в знаниях, но даже он не мог превзойти Олега в энтузиазме…

***

Олегу исполнилось семьдесят два года. Кеши к тому времени уже не было на этом свете. Тем не менее, Олег не забыл о своей мечте. Он работал, несмотря на значительные и уже не шуточные проблемы со здоровьем. Он смог переносить сознание приматов на цифровой носитель. Ещё чуть-чуть — и технология была бы доработана настолько, что люди наконец смогли бы обрести бессмертие. Ещё бы хоть пару лет…

Все удивлялись, что после Оли он так никого и не встретил. Только вот Олегу это уже не было нужно: его увлекло нечто большее и гораздо более значимое для него. Однажды он, уже еле-еле передвигаясь, встретил кого-то из старых знакомых, и тот после недолгого разговора спросил, не жалеет ли Коробов, что всё так сложилось.

— Честно? — ответил он. — Совершенно не жалею. Мне, знаешь, только за одно обидно: что я закончить работу не успею. Я бы хотел жить вечно, вот правда. Но… Но не могу. А ведь если бы успел доделать — жил бы всегда…

— И ты, выходит, совсем по ней не скучаешь? — улыбнулся знакомый, вспоминая Олю, дальнейшая судьба которой была неизвестна.

— По правде говоря, я только по одной скучаю, — с грустью ответил Олег. — По жизни.