Робот скажет: «Я уже все понял, дайте мне политические права и зарплату»

Футуролог Данила Медведев пообещал бизнесу загрузку сотрудников в «облако», бессмертие и выход на рынки Марса

Если раньше все стратегии составлялись на 5–10 лет, например 100 национальных стратегий России, то сейчас эти рамки расширены до 30 лет. Понимают ли компании, какие товары и услуги будут поставлять через несколько десятков лет? Какое для этого необходимо государственное и частное финансирование? Как будут вписываться в «зеленое» кредитование? Эти глобальные стратегические вопросы поднял на прошедшем цифровом форуме ITSF 2021, организованном группой компаний ICL, известный российский футуролог Данила Медведев. Его лекция была полна необычных взглядов и смелых решений, которые иногда противоречат общепринятым представлениям. О том, что Медведев предложил учесть бизнесу при планировании стратегии на треть века вперед, — в нашем материале.

Данила Медведев: «В ближайшие 5 лет все компании будут отслеживать выброс CO2 в рамках своей деятельности, и отчитываться про  углеродный след»
Данила Медведев: «В ближайшие 5 лет все компании будут отслеживать выброс CO2 в рамках своей деятельности и отчитываться об углеродном следе»

Возить грузы на электросамолетах, рассчитывать на дроны

Не каждая компания способна выстраивать стратегию на 30 лет вперед, но это то, что в ближайшем будущем ждет все организации. Именно такой горизонт планирования впервые за многие годы официально обозначен в президентском указе. Речь идет о ключевом «футурологическом» указе Владимира Путина от 4 ноября 2020 года под №666, согласно которому, по парижским соглашениям, Россия, как и все другие страны, обязана разработать «Стратегию социально-экономического развития РФ с низким уровнем выбросов парниковых газов до 2050 года».

В ближайшие 5 лет все компании будут отслеживать выброс CO2 в рамках своей деятельности и отчитываться об углеродном следе. В крупных компаниях уже сейчас эта информация включается в финансовую отчетность. Соответственно, возникает вопрос: как увязать информационные системы с различными датчиками, которые на уровне всей планеты позволяют просчитать климатические изменения?

Как же на уровне отдельного региона или отдельной компании строить причинно-следственные модели и закладывать их в основу некой модели стратегии на 30 лет? Например, если ваша компания зависит от морского, железнодорожного или авиатранспорта, то можно предсказывать, как будет меняться стоимость перевозок, какие регуляторные ограничения появятся, связанные с выбросами СО2. А значит, вам либо нужно вкладываться в перевозчиков, которые будут транспортировать грузы на электросамолетах, либо рассчитывать на дроны, либо вы просто потеряете возможность оперативно перемещаться. То же самое касается работы сотрудников. Если вы делаете центр разработки или технопарк, то вам придется задуматься, в каких городах и регионах температура будет пригодна для проживания через 30 лет.

«Когда мы говорим про прогнозирование поведения сотрудников или рынка труда, то эта часть оказывается совершенно непредсказуемой, и мы не понимаем четко, какие профессии будут через 10 лет и как компаниям учитывать это в своих стратегиях»

«Когда мы говорим про прогнозирование поведения сотрудников или рынка труда, то эта часть оказывается совершенно непредсказуемой, и мы не понимаем четко, какие профессии будут через 10 лет и как компаниям учитывать это в своих стратегиях»

Появятся сотрудники, которые не нуждаются во сне

Смоделировать коммуникации между людьми намного сложнее, чем, к примеру, смоделировать цифрового двойника организации. Был шведский проект Modeling Religion Project*, который моделировал социум с точки зрения религии и терроризма. В рамках проекта можно было показать, что происходит, когда приезжают мигранты с другими взглядами на жизнь, как возникают на улице конфликты, как осуществляется контакт в разных организациях или как распространяются идеи, например склонность к насилию. Но в целом общество оставалось практически непредсказуемым. Так что когда мы говорим про прогнозирование поведения сотрудников или рынка труда, то эта часть оказывается совершенно непредсказуемой, и мы не понимаем четко, какие профессии будут через 10 лет и как компаниям учитывать это в своих стратегиях. Но это то, над чем тоже стоит работать.

Перспективы, которые нас ждут, также связаны и с переносом человеческого сознания в компьютер. И когда это произойдет, появится возможность отказаться от «удаленки» и офиса и вместо этого загрузить сотрудника в «облако». Так появится «облако» с огромным количеством сотрудников, которые работают и не нуждаются во сне. Но вряд ли это произойдет в ближайшие 10 лет, скорее в 2100-х годах.  

Создать модель человеческого мозга в компьютере уже пытались в рамках европейского проекта Human Brain Project**, который шел 10 лет. Но не получилось. Однако если будет потрачено не 10 лет, а 80, то, в принципе, есть некоторые шансы, что это произойдет. И тогда у IT-компаний появится совершенно другая линейка продуктов. Например, не системные блоки и ноутбуки, а «мозг 1», «облако для 10 тысяч сотрудников» и т. д.

«За последние 100-150 лет люди очень сильно поменяли расклад на Земле. Природу зажали в очень узкие рамки, очень сильно расширили самих себя и «мясо», которое поедают»

«За последние 100–150 лет люди значительно поменяли расклад на Земле. Природу зажали в очень узкие рамки, достаточно сильно расширили самих себя и «мясо», которое поедают»

Все IT-компании создают инструменты для геноцида?

Даже если отложим перспективу загрузки мозга в компьютер как слишком далекую, все равно возникает задача усиления человеческого интеллекта, и это должно стать приоритетом №1.

Во-первых, потому что чем умнее люди становятся, тем они продуктивнее. А во-вторых, потому что искусственный интеллект в какой-то момент может отобрать у нас работу. И возникает вопрос: почему миллиарды долларов выделяют на развитие сильного ИИ и никаких сравнимых ресурсов не направляется на усиление интеллекта человечества? И, главное, почему мы на это не реагируем? С эволюционной точки зрения сильный ИИ может человека просто вытеснить. Получается, что все IT-компании создают инструменты для геноцида. То есть создают инструменты, чтобы людей сделать ненужными и в какой-то момент утилизировать как бесполезный вирус, который заселяет эту планету. Даже если кажется, что сейчас это не так, задумайтесь — какова ваша личная позиция в данном вопросе?

За последние 100–150 лет люди значительно поменяли расклад на Земле. Природу зажали в очень узкие рамки, достаточно сильно расширили самих себя и «мясо», которое поедают. А если появятся роботы, то возникает вопрос: какова окажется их доля и сколько в городах будет проживать автономных веществ?

Это вопрос на стыке философии и IT. Когда вы создаете систему, у нее всегда есть цель. Если это стационарная машина или программа в Дата-центре, то такие цели прописываются, и они более-менее статические. А вот когда в реальный открытый мир выпускается робот, не важно, робот-автомобиль, строительный робот или универсальный, то у него возникают цели, связанные с поддержанием своей жизнедеятельности. И в какой-то момент у роботов будут появляться элементы самосознания, но не сами по себе, а IT-компании начнут выкатывать апдейты. Роботы станут все более осознанными, адекватными для того, чтобы с человека работу снять и на себя переложить. В какой-то момент робот скажет «ну в принципе я уже все сам понял, дайте мне политические права, права на равную зарплату» и т. д.  

«Глобально перед человечеством стоят конкретные цели. С точки зрения ООН, это Цели устойчивого развития. Футурологи добавят к ним бессмертие и апгрейд человека»

«Глобально перед человечеством стоят конкретные цели. С точки зрения ООН, это Цели устойчивого развития. Футурологи добавят к ним бессмертие и апгрейд человека»

Глобальные цели человечества — устойчивое развитие и бессмертие

Многие глобальные изменения уже могут случиться на стыке первой и второй половины XXI века. И если вы начинаете думать над стратегией, то вам нужно думать и над радикальными факторами и учитывать все качественные изменения, которые в мире могут произойти.

Что точно можно ожидать — это развитие космоса. Благодаря Илону Маску люди поняли, что космос можно развивать так, как мечтали. Ракеты будут летать с Земли до Луны и до Марса. И тут возникает масса интересных вопросов. Например, геополитика трансформируется в межпланетную, а российские компании будут выходить на марсианский рынок, а значит, нужны устройства, которые смогут работать, несмотря на космическое излучение.

В перспективе будет развитие не только вверх, в сторону космоса, но и вглубь, если произойдет возврат интереса к нанотехнологиям. Люди научатся делать не только вычислительные системы, но и роботов для наномедицины, которые смогут отправляться внутрь клеток и там работать, «делать ремонт». Это означает, что все производство можно переводить с макроуровня на наноуровень.

Глобально перед человечеством стоят конкретные цели. С точки зрения ООН, это Цели устойчивого развития. Футурологи добавят к ним бессмертие и апгрейд человека. Но в любом случае управлять люди смогут, только создав «мировой мозг», о котором писал еще Герберт Уэллс.

И сегодня вызов №1 для айтишников — это решить вопрос, как вместе выстроить будущее, как создать для этого будущего рабочую цифровую платформу и какие цифровые инструменты для проектирования стратегий бизнеса можно использовать. Были компании, такие как Palantir, DARPA и IARPA, которые уже пытались прогнозировать будущее. Но сегодня этот вопрос по-прежнему не имеет ответа, и это то, о чем нужно задуматься сегодня, когда компании выстраивают стратегию.

Источник: https://www.business-gazeta.ru/article/521598