СОГРЕТЬ МИР В ЛАДОНЯХ РАЗУМА

автор Деймас Рэд, источник https://ridero.ru/books/vremya_utekaet/

фантастический рассказ

Дана легонько коснулась напряжённых плеч, ощутила холодную кожу и с сожалением сжала кулачки. Эвиль находился на самых глубоких уровнях вычислительной сети, и его тело не чувствовало сейчас ничего.

— Дана, перерыв через семь минут, — синтезированная речь звучала, совершенно неотличимая от настоящей, словно любимый негромко произносил слова над самым ухом, но женщина знала, что голос принадлежит не живому человеку, а лишь части его личности, не участвующей сейчас в поиске.

— Ты успеваешь? — женщина произнесла слова, набившие оскомину за миллионы повторений, с надеждой и упрямством.

Тишина в ответ звенела ещё большим упрямством человека, отдавшем себя решению великой задачи. Дана ещё раз провела тонкими пальчиками по плечам и села в кресло у иллюминатора. Вселенная умирала. Тёмная энергия раздвинула пространство уже настолько, что когда-то полный звёзд космос был залит чернотой полностью, лишь последнее искусственное солнце, собранное из остатков вещества, ровно, но неярко догорало в парсеке от вычислительного центра, где Эвиль соединял своё сознание с машиной, чтобы найти все константы для запуска установки, которая вдохнёт жизнь в древние кости мироздания.

Остатки человечества, некогда расселившегося по нескольким галактикам местного скопления, ютились на гигантском Кольце, вращающемся вокруг светила, собирая его энергию и передавая на станцию.

Дана открыла канал связи с ретранслятором и обменялась данными. Проделывая это вручную, женщина чувствовала свою нужность и избегала отчаяния и безумия. Она взглянула на Эвиля и засомневалась: может стоило взять с него пример и принять множественную форму: распределить сознание по носителям и меньше зависеть от эмоций? Тут же одёрнула себя. Последние дни своей жизни хотелось чувствовать, всей своей обнажённой душой чувствовать песчинки времени с очень острыми краями, в редкие минуты перерывов чувствовать тепло дорогого человека. Часы пискнули, показывая ровно три часа до конца, когда будет пройдена точка невозврата, и тепловая смерть вселенной станет неизбежной. Дана посмотрела на второе табло, показывающее время до завершения обсчёта задачи — на три секунды больше. Семьсот лет назад, когда Эвиль, открывший принципиальную возможность избежать смерти вселенной, запустил эти таймеры, разница была в шесть часов.

— Дана, — Эвиль поднялся с ложемента, отключаясь от машины, продолжающей усердно работать. Обнажённое тело слегка блестело от холодного липкого пота. Он улыбался немного виновато и чуточку хитро.

— Ты что-то нашёл? — женщина напряглась.

— Не совсем, — учёный смахнул с себя наномашины очищения тела и сформировал лёгкую тогу, — Не стоит слишком обнадёживаться заранее — вычисления не закончены. А пока станция перезаряжается для следующего цикла…

— Последнего… — перебила Дана.

Эвиль хмыкнул и нехотя кивнул. Слова осыпались, как шелуха вызревших семян, утратив всякий смысл. Несовершенные биологические тела по подобию тех, что носили далёкие предки на заре цивилизации, давали силы осознать близкий конец и не сойти с ума. Ещё в этих архаично-мясных носителях ярче и острее ощущалась любовь: с дрожью, внезапными слезами, неслышимой музыкой в голове и каким-то сладким надрывом.

— Знаешь, а если бы люди не потратили десятки тысяч лет на бездумное потребление, то я бы уже решил задачу и запустил установку регенерации — Эвиль держал Дану в крепких объятиях и делился мыслями напрямую.

— Да, — телепатически ответила женщина и поцеловала. Она прекрасно знала, что наука развивается экспоненциально и потерянные когда-то века теперь сжимались в секунды, которых не хватало. Эмуляция развития общества показала, что не будь контрреволюции, а за ней третьей и четвёртой мировых войн на Земле, расчёты закончились бы давным давно, ещё при свете настоящих звёзд.

— Сегодня у людей первый выходной за последние семь веков, — мужчина кивнул на переливающееся серебристым светом Кольцо.

— Ты работаешь без отдыха в тысячу раз дольше, — со вздохом произнесла Дана, — Благодаря тебе у всех нас появился смысл… и надежда.

— Без их помощи я бы ничего не добился, — Эвиль нежно провёл рукой по волосам женщины, — В одиночку ни у кого из нас нет смысла.

Эвиль включил проектор, передающий объёмное изображение с поверхности Кольца. Большинство населения расположилось в парках. На зелёных лужайках сидели и вели неспешные беседы. Почти все использовали архаичные тела, лишь изредка встречались парящие над поверхностью облачка разумной плазмы или левитирующие кристаллы. Вдруг все замерли и повернулись лицами к телеметрическим модулям. Эвиль и Дана ощутили миллиарды взглядов на себе.

— Спасибо вам! — хор из множества мыслеформ окутал двоих теплом.

Эвиль ответил без слов, чистым потоком сознания, в котором заключил благодарность и надежду, а ещё он заранее просил прощения, если ничего не получится.

— Перезарядка заканчивается… — Дана сжала ладони любимого.

— Нужно продолжать… — мужчина нехотя освободился из ослабевших рук.

— Дай мне слово, что если ты не будешь успевать, то последние секунды мы проведём вместе. Я… — женщина не могла подобрать нужных слов, её губы тряслись, а из глаз катились крупные слёзы.

Эвиль не ответил, молча занял своё место. По его ещё тёплой коже забегали волны микроскопических машин, обеспечивающих максимально полное слияние ядра личности и разума человека с вычислительной станцией.

Дана влепила себе звонкую пощёчину и села на пол возле ложемента. Она хотела верить в хорошее, но знала, что это не имеет значения в настоящем мире. “Мы не боги — мы лучше! И только разум спасёт нас,” — любил говорить Эвиль. Женщина свернулась в позу эмбриона на тёплом, мягком полу с ворсинками для сбора и переработки пыли, устало закрыла глаза и заснула. Впервые в своей очень долгой жизни.

— Прости меня… — Эвиль стоял на холме в привычном теле с очень тонкими конечностями и большими крыльями, сложенными за спиной. Ветер трепал несколько тонких перьев на макушке.

— За что? — женщина догадалась, что это сновидение, и тут же очнулась.

— Внимание! Дана! — громкий голос срывал остатки сна, — Внимание!

Взгляд первым делом метнулся к табло, которые показывали одинаковые числа. Оставались считанные секунды.

— Эвиль! Ты успел! — женщина обняла лежащего, но ощутила страх от того, что тело любимого оставалось холодным и безжизненным.

Произошёл мощный толчок. Установка генерации нового мирового гравитационного поля наконец получила необходимый набор данных и запустилась. Последнее Солнце мигнуло и погасло, отдав всю энергию без остатка. Гигантское Кольцо замерцало и сгенерировало силовую защиту вокруг себя и вычислительного центра. Чёрный космос стал грязно-розовым, а потом взорвался белизной света. Цепная реакция высвобождала энергию чёрных дыр в бесконечном пространстве, порождая материю для звёзд и планет.

Дана с трудом поднялась на ноги и бросилась к Эвилю.

— Прости меня, — идеально эмулируемый голос снова звучал в самое ухо, только это была не часть сознания, а всего лишь заранее заготовленная запись, — Я не успел. Удалось отыграть “почти” три секунды, но всё ещё не хватало бесконечно малого отрезка времени… и я сжульничал. Многие миллионы лет я изучал законы мира, а значит моё сознание отражало вселенную в себе, вмещало самую точную копию, на какую способно. Я подставил вместо неизвестных данных свою личность целиком. Этого должно хватить. Надеюсь, что у меня получилось, и теперь мир бессмертен, а вам найдётся, чем в нём заняться.