У вашей кожи тоже стресс

IEgorova_geltek
https://habr.com/ru/company/geltek/blog/661785/

Классический модельный механизм для изучения стресса

Млекопитающие очень круто умеют нервничать. Особенно здорово это получается делать у крупных разновидностей вроде слонов. Расстроенный слон вполне может начать кидаться деревьями, мотоциклами и другими подручными подхоботными предметами. К счастью, слоники вполне умеют успокаивать друг друга и поглаживать хоботами, снижая уровень стресса.

Homo sapiens, как и многие другие виды, — не исключение. В норме стресс — это естественная физиологическая реакция на внезапную опасность или повреждение организма. Именно эта система позволяет человеку пройти несколько километров в поисках помощи несмотря на тяжелое ранение. Она заботливо повышает болевой порог, поднимает уровень глюкозы в крови и давление в сосудах, позволяя сосредоточиться на выживании.

Все проблемы начинаются, когда система запускается, но вместо попытки выжить человек сидит на своём рабочем месте и переживает по поводу геополитики, чудаков в Интернете и премии. Хронический стресс, особенно нереализованный в виде физической активности, приводит к обратному эффекту. Организм не может долго функционировать на форсаже, что приводит к целому ряду проблем:

  • Длительное повышение глюкокортикоидов начинает подавлять собственную иммунную систему и замедлять регенерацию.
  • Истощение резервов и нарушение иммунного ответа приводят к тому, что просыпаются хронические инфекции, которые до этого никак себя не проявляли. Кандидоз, вагиноз, герпетическая инфекция и хламидиоз — вполне типичный набор. Хотя для того, чтобы получить хламидиоз, просто понервничать недостаточно.

Поэтому сегодня мы будем говорить о стрессе, биохимических каскадах, которые при этом запускаются, и влиянии долгосрочного стресса на кожу.

Пара слов про стресс

Реакции организма на психологический и физический стрессы очень похожи. Это подтверждают опыты Ганса Селье на мышах, которые одинаково плохо себя чувствовали, что бы с ними ни делали. Такие разные факторы, как введение формалина под кожу, звонковый шок, обездвиживание и т. д., вызывали у несчастных грызунов совершенно одинаковые реакции: гипертрофию надпочечников, появление язв в ЖКТ, увеличение лимфоузлов и уменьшение тимуса.

Но люди — не мыши. На наши реакции влияет ещё и наше отношение к происходящему. Так что, когда в очередной раз включаете новости, дальше всё сильно зависит от того, насколько вы умеете абстрагироваться.

В стрессовой ситуации есть два варианта поведения:

  • действовать: запасаться сахаром и прокладками, рыть бомбоубежище, сажать картошку;
  • замереть: уйти с головой в работу, создать вокруг себя информационный вакуум, изо всех сил делать вид, что ничего не происходит.

Выигрывают те, кто выбирает движение. Даже простая пробежка в парке поможет переработать стресс-гормоны и дать напряжению выход.

Те же, кто принимает решение переживать, сидя на диване, находятся в куда худшем положении: у них эти гормоны накапливаются и начинают потихоньку истощать организм вместо того, чтобы его мобилизовать.

Ещё одна неприятность, которая частенько сопровождает стресс, — нарушение сна. Снижается выработка мелатонина, а он, между прочим, отвечает за борьбу с воспалениями. А ещё у недосыпа есть один интересный и неочевидный эффект — человек начинает бодрствовать по ночам, а ночью любые тревоги сильнее, чем днём, когда можно отвлечься от забот и неприятных мыслей. Стресс продолжает нарастать.

Что прямо сейчас происходит у вас в организме

Собственно, схема примерно такова:

  • с человеком что-то происходит: боль, болезнь, потрясение и т. д.;
  • стимулируются рецепторы;
  • активируется вегетативная нервная система, гипоталамус начинает производить адренокортикотропин (АКТГ), тиреотропин (ТГГ) и соматропин (СТГ);
  • СТГ отвечает за анаболические процессы в тканях;
  • ТГГ дирижирует работой щитовидной железы;
  • АКТГ добирается до коры надпочечников и запускает производство глюкокортикоидов (кортизол, пожалуй, — самый важный и известный);
  • параллельно этому процессу из мозговой ткани надпочечников высвобождаются катехоламины (адреналин, норадреналин, дофамин и т. д.) и начинают преобразовывать свободные жирные кислоты и гликоген в глюкозу. Ускоряется утилизация аминокислот, но подавляется производство белка.

Это нужно, чтобы «подкормить» мышцы и бежать быстрее, прыгать выше, бить сильнее. Самые важные органы, такие, как сердце, мозг и скелетная мускулатура, получают больше крови, чем органы второстепенные: кожа, кишечник, почки и т. д. Ускоряется пульс, повышается артериальное давление, стимулируется деятельность центральной нервной системы. Все, наверное, слышали про людей, которые в какой-то критической ситуации проявляли суперспособности не хуже Человека-паука или Бэтмена.

Параллельно с основным механизмом стресса активируются системы, его «лимитирующие». Они защищают ткани от катехоламинов и глюкокортикоидов. Мобилизуется психическая активность, формируются новые условные рефлексы и стереотипы поведения, притупляется боль.

В общем, кратковременный стресс — отличная штука для заживления ран или борьбы с инфекцией, очень полезная. В первые же минуты острого стресса лейкоциты, активированные гормонами, попадают в кровь и разносятся по организму, накапливаясь в тех органах, которые сильнее всего страдают. Они запускают в них иммунные реакции.

То есть если в день получения острого стресса человек порежется ножом, то порез заживёт быстро. Если через неделю после начала хронического стресса — процесс будет существенно дольше.

Что происходит, если стресс затягивается

Всё тот же Ганс Селье выделил три стадии общего адаптационного синдрома:

  1. Стадия тревоги (очень короткая, от 6 до 48 часов) — первая встреча со стрессом.
  2. Стадия устойчивости. Организм изо всех сил сопротивляется новым условиям существования. Повышается иммунитет. Кора надпочечников увеличивается из-за производства кортизола и кортикостерона. Изменяется слизистая желудка. В принципе стресс вполне может закончиться уже на этой стадии. Тогда можно будет считать, что все легко отделались. Но если организм не справляется, то наступает третья стадия.
  3. Стадия истощения. Когда стресс очень сильный или очень долгий, все адаптивные механизмы прекращают работать, ресурсы заканчиваются. Как правило, здесь уже настолько велики изменения в надпочечниках, тимусе и слизистой, что эта стадия заканчивается гибелью организма.

Длительный высокий уровень кортизола может стать токсичным и вызвать сокращение таких областей мозга, как гиппокамп, повреждать существующие нейроны и мешать образованию новых.

Связь гормонов и стресса

Вообще стресс влияет на выработку самых разных гормонов у самых разных существ.

Финские учёные доказали, например, что слоны грустят в одиночестве, и хуже всех приходится одиноким самцам. Самки тоскуют меньше, особенно если у них есть детёныши.

Наши отечественные медики выяснили, что под воздействием глюкокортикоидов у мышей выделяются половые феромоны.

Японцы ищут способ проверять уровень стресса у диких животных и уже тестируют на него снежных барсов.

А американцы выяснили, что у доминантных самцов обезьян уровень кортизола гораздо ниже, чем у подчинённых, что позволяет им лучше ориентироваться в экстремальных ситуациях.

Посттравматический синдром

Если происходит что-то совсем уж невыносимое, то у человека (впрочем, у животного — тоже) может возникнуть посттравматическое стрессовое расстройство. Если это происходит, то мозг хуже обрабатывает входящую информацию. Повторное переживание воспринимается как совершенно реальная опасность, даже если на самом деле ничего страшного уже давно не происходит. И, конечно, выбрасываются ровно те же самые гормоны, что и при реальном стрессе.

При этом у тех, кто страдает от ПТСР, уровень кортизола и норадреналина в крови в принципе постоянно повышенный.

Исследования на крысах и обезьянах показали, что так происходит потому, что высокий уровень норадреналина может повредить префронтальную кору головного мозга и таким образом «законсервировать» реакции страха.

Так. Со стрессом понятно. А с кожей-то что?

Ровно то же самое, что и со всеми остальными органами. Она страдает.

Кортикостероиды уменьшают синтез коллагена и эластина, кожа начинает стареть, становится дряблой. Могут возникнуть:

  • повышенная реактивность, гиперчувствительность;
  • тусклый цвет лица;
  • внезапные высыпания, которые не имеют объективных причин (например, человек с сухой кожей, совершенно не склонной к воспалениям, вдруг покрывается прыщами);
  • обострение хронических дерматозов (акне, розацеа), всяких разновидностей дерматитов (атопический, нейродермит и т. д.) и хронических инфекций (герпетическая инфекция и т. д.);
  • отёчность, проблемы с сосудами: они становятся очень хрупкими. Может начаться купероз, появиться телеангиэктазии (так называемые «сосудистые звёздочки»).

Андрогены, которые выбрасываются в кровь в экстремальных ситуациях, имеют анаболический эффект и ускоряют заживление в случае травм. Но чем больше андрогенов, которые ничего не заживляют (при психологическом стрессе, например), тем сильнее вероятность того, что начнётся обострение акне. Да и вообще любых высыпаний. Жирность кожи повышается, а иммунитет снижается.

Кроме того, условно-патогенные бактерии сильнее, чем нормальные. Сдерживать их получается только с помощью местного иммунитета. Его снижение плюс гиперчувствительность — это тотальная катастрофа для кожи: нарушается гидролипидный барьер. Нормальная микрофлора перестаёт справляться с патогенной, поэтому дебютируют всякие дерматозы и акне, розацеа осложняется демодекозом и т. д.

И что теперь с этим делать?

Инстинктивно, как только кожа становится жирнее, хочется умыться с Fairy и сделать пару-тройку пилингов и шлифовок. Это в корне неправильно. «Ободрать всё плохое, чтобы выросло новое, хорошее» — это нынче очень плохая тактика. После любого пилинга коже нужно время на реабилитацию — от нескольких дней до нескольких недель. Но в состоянии хронического стресса этого времени у нас нет: ресурсы организма уже снижены. К тому же и шлифовка, и пилинг — это ещё один дополнительный, вообще никому не нужный стресс.

Чтобы не усугублять ситуацию, наоборот, ни в коем случае нельзя делать ничего агрессивного. Мы же не идём в спортзал со сломанной ногой. Самое главное правило — какой бы кожа ни была, обращаться с ней в сложной ситуации нужно так, как будто она гиперчувствительная. Если чистка, то только атравматичная. Если умывание, то самое щадящее. Если уходовые средства, то только те, которые направлены на восстановление гидролипидной мантии и «позитивную стимуляцию» метаболизма клеток кожи без агрессии. Самые простые, надёжные и нужные средства сейчас — пептиды, антиоксиданты и гиалуроновая кислота для увлажнения.

Ещё нам нужно что-то, чтобы подкормить нормальную микрофлору. С этим отлично справляются топические про- и пребиотики (например, наша сыворотка ProbioSkin с лизатами бактерий). Защитный слой же помогут восстановить ламеллярные эмульсии и окклюзионные препараты (например, наш Ceramide Skinsaver), чтобы удержать влагу, которую стремительно теряет такая кожа, и добавить в роговой слой такие необходимые ему церамиды и другие компоненты гидролипидного барьера.

Пить пробиотики тоже можно и нужно: кишечный микробиом играет важнейшую роль в обеспечении здоровья кожи.

Но только не забывайте, что все компоненты, все БАДы, все вещества организм распределяет по-своему: туда, где, по его мнению, нужнее. Коллаген, например, скорее пойдёт в суставы, чем в кожу.

Ещё один важный момент в профилактике воспалений — повышенная гигиеническая активность:

  • использовать одноразовые полотенца;
  • гладить наволочку каждый день (если есть такая возможность);
  • исключить плотную декоративную косметику, как бы ни хотелось посильнее замазать всё это некрасивое;
  • завязать с плотными кремами и перейти на более лёгкие текстуры.

Обязательно нужно хорошенько защищать кожу от солнца. При стрессе увеличивается риск возникновения нежелательной пигментации, особенно для людей, которые к ней склонны. Ультрафиолет — наш враг.

Использовать мягкую воду. Эффект от любого, самого лучшего средства для умывания можно напрочь испортить жёсткой водой из-под крана. Поэтому мы, дерматологи, рекомендуем умываться кипячёной либо фильтрованной водой. Идеальный вариант — система обратного осмоса.

Всеми правдами и неправдами нормализовать режим сна и бодрствования. Обеспечить себе какой-то релакс. Может, массаж или что-то ещё. Только не агрессивный! Например, лимфодренаж, чтобы уходила отёчность. Сходить к психологу или психиатру, если нужно, в этом нет ничего зазорного.

И самое главное — вовремя показывать все эти обострённые дерматозы врачу. А то обычно как бывает: вокруг стресс, тревога, какие-то события. На их фоне что-то обострилось, но события такие захватывающие, что совершенно не до врача. Так получается, что все свои хронические дерматозы — атопический дерматит, экзему, псориаз и т. д. — люди зачастую запускают. Приходят сильно позже, чем стоило бы это сделать. В результате вместо нескольких дней получают несколько недель лечения, а то и месяцев. И все сопутствующие побочки в комплекте.

Акне

Самое правильное, что можно сделать для кожи, когда появляется акне, — использовать любое двухэтапное умывание. Ввести в свой уход, помимо обычного очищающего геля, какое-нибудь гидрофильное масло. Снимать им макияж, нанося на сухую кожу и затем эмульгируя масло с водой. И только потом домывать пенкой или гелем. Особенно если кожа изначально жирная или человек пользуется плотной декоративной косметикой.

Это относится не только к лицу, но и к телу. Ему тоже нужны не сульфатные средства, а наиболее щадящие моющие основы. Например, коко-глюкозид, кокамидопропил бетаин или масла для душа из аптечных линий для атопиков.

Розацеа

Несмотря на то, что это ангионевроз (болезнь проявляется расширением и последующим стойким изменением сосудов), рекомендации по уходу за лицом такие же, как при гиперчувствительной коже: сокращение контакта с водой до минимума и мягкое очищение. В идеале утром стоит ополоснуть лицо кипячёной водой, протереть или оросить хорошим тоником для чувствительной кожи (вроде нашего лосьона-концентрата Neo с сосудоукрепляющими компонентами) и нанести солнцезащитный крем. А вечером очистить кожу максимально мягким бессульфатным средством и нанести подходящую уходовую косметику.

Иногда вообще бывает нужна «нулевая терапия», если обострение совсем сильное и кожа буквально горит и болит: никаких средств для умывания, только лекарства и кипячёная вода один раз в день.

Кстати, про лекарства

Как правило, для снятия обострений используются те же самые глюкокортикоиды, только в виде мази или крема. И только потом — какие-то другие лечебные препараты.

Но тут очень важно помнить, что назначают их всегда ОЧЕНЬ коротким курсом. Дело в том, что гормональные мази временно снижают местный иммунитет. Это нужно для того, чтобы убрать выброс цитокинов и дать возможность другим лекарствам тоже «пробиться» к пациенту. Но как только это случилось, препарат нужно срочно отменять. Когда иммунитет снижен и изнутри, и снаружи, велик риск получить атрофию кожи, бактериальную или грибковую инфекцию или и то и другое вместе взятое.

Врач никогда не назначит гормональные мази длительным курсом. Но люди частенько видят, что им помогает, и начинают пользоваться бесконтрольно.

В моей практике таких уникумов пока не встречалось, но коллегами описаны случаи, когда человек несколько лет каждый день использовал мазь с гидрокортизоном, а потом отменил её и получил стероидную розацеа.

Проблема в том, что из-за гормонов настолько снижается выработка коллагена и эластина, что возникают участки атрофии кожи. А когда мазь убирают, возникает синдром отмены, т. е. резкая и острая сосудистая реакция. С одним маленьким нюансом — она с трудом поддаётся лечению, и полной ремиссии можно не достичь.

Резюме

  1. Острый стресс полезен организму. Он мобилизует резервы, помогает бороться с инфекциями и побеждать противника. Ну или убегать от него.
  2. Хронический стресс истощает организм всеми доступными способами.
  3. Кожа — один из органов-мишеней. Под воздействием хронического стресса обостряются её старые недуги и появляются новые.
  4. Тяжёлую косметику в этот непростой период нужно заменить на бережные лёгкие увлажняющие средства.
  5. А пилинги и шлифовки вовсе отменить.
  6. Если кожные болезни всё-таки начались, то важно перейти в режим повышенной гигиенической активности и при первой же возможности проконсультироваться с врачом.
  7. И ни в коем случае не мазать лицо гормональными мазями подолгу: все они назначаются обычно суперкороткими курсами.